вторник, 17 апреля 2018 г.

Скрытая реклама в романе «Евгений Онегин»

На страницах романа «Евгений Онегин» Александр Пушкин упоминал «бренды», популярные в России начала XIX века. Вспоминаем фирмы, продукцией и услугами которых пользовались русские аристократы.

Шляпа боливар


"Надев широкий боливар,
Онегин едет на бульвар."
Черный цилиндр с широкими полями — так выглядел самый модный головной убор той поры. На иллюстрациях к роману персонажей обычно изображают именно в боливарах. В XIX веке головные уборы нередко называли в честь общественных деятелей, и некоторые люди даже выражали с помощью шляп свои политические взгляды. В 1821–1823 годах, когда поэт приступал к работе над романом, популярность обрели цилиндры, названные в честь генерала Симона Боливара. Он был национальным героем Южной Америки, вождем борьбы за независимость американских колоний от Испании. В тот период генерал как раз освобождал Перу, а в 1825 году стал главой республики Боливия, названной в его честь. Сторонники Боливара носили широкополые шляпы, которые проникли в европейскую моду в 1810-х годах. Их поля, как упоминал бытописатель Михаил Пыляев, часто оказывались настолько широкими, что невозможно было пройти в узкую дверь. Однако уже в 1825 году модный московский журнал «Московский телеграф» написал о том, что боливары теряют популярность. Так что Онегина автор одел в точности по моде начала 1820-х годов. И кроме того, намекнул на его политические симпатии.

Часы «брегет»

"И там гуляет на просторе,
Пока недремлющий брегет
Не прозвонит ему обед."
Щеголю Онегину не нужно было вынимать часы из кармана, чтобы взглянуть на циферблат, — достаточно было запустить внутрь руку, нажать на пружинку, и часы отзванивали время. Эта особенность часов с репетиром (как тогда говорили, «с репетицией»), в частности тех, что выпускала фирма Breguet, сделала их практически синонимом будильника. Пушкин упоминал их в тексте несколько раз: перед ужином «желудок — верный наш брегет» намекал героям на время трапезы; перед спектаклем «звон брегета им доносит, что новый начался балет». Основателем фирмы Breguet был часовой мастер Абрахам-Луи Бреге. Швейцарец по рождению, свой первый магазин он открыл в 1775 году в Париже. Брегеты славились не только точностью, но и тем, что среди них не попадались одинаковые модели. Покупатель мог быть уверен, что точно таких же часов, как у него, больше ни у кого нет. Сейчас марка Breguet — одна из старейших сохранившихся до наших дней. Русский рынок Бреге начал осваивать в 1801 году, и уже в 1808-м в Санкт-Петербурге открылось представительство модной компании. Среди поклонников марки были князья Голицыны, Гагарины, Юсуповы и даже император Александр I. Брегет «подарил» своему персонажу и Александр Пушкин. Любопытно, что покупатели продукции Бреге — образованные аристократы — конечно, знали верное произношение французской фамилии. Однако в русский язык название фирмы вошло в буквальном прочтении — с буквой «т» на конце. К тому же так было удобнее рифмовать.

Ресторан Талона



"К Talon помчался: он уверен,
Что там уж ждет его Каверин."
Пушкин не просто отправляет своего героя обедать у Талона — он вдобавок ставит к его фамилии специальную сноску с текстом «известный ресторатор», чтобы читатель обязательно обратил внимание на эту фамилию. Быть может, Талон предоставил за это поэту скидку? 
Ведь Пушкин мог отправить Онегина, например, в заведение господина Андрие на Малой Морской, 15, где, по свидетельству Фаддея Булгарина, «обедывали» чиновники и министры. В этом ресторане неоднократно бывал и сам Пушкин, и именно там он познакомился с Жоржем Дантесом. Однако поэт выбрал для Онегина модный ресторан Пьера Талона на Невском проспекте. Ресторан занимал дом Косиковского у Полицейского моста. Здесь, по словам того же Булгарина, можно было «в полной мере удовлетворить ваши гастрономические потребности». И действительно, Пушкин приводит целый список популярных блюд этого ресторана — roast-beef, трюфели, Страсбургский пирог с паштетом. В начале 1825 года Талон дал объявление в газетах, что возвращается во Францию. Правда, сразу же после его отъезда в помещении открылся очередной французский ресторан — Фелье. Пушкин наведывался и туда.

Пистолет «Лепаж»

"Примчались. Он слуге велит
Лепажа стволы роковые
Нести за ним..."
И вот опять Пушкин ставит отдельное примечание к марке «Лепаж», которое гласит — «Славный ружейный мастер». Мастером Лепаж был действительно «славным». Ружейная фирма Le Page (впоследствии — Fauré Le Page) была основана в Париже еще в 1717 году и оставалась в руках одной семьи почти 200 лет — до 1913 года. Основателя фирмы звали Луи Пиньи, но он завещал дело мужу своей племянницы Пьеру Лепажу, и именно под этой фамилией марка прославилась на всю Европу. У фирмы было множество клиентов, в том числе и из самых высших слоев общества — они поставляли оружие и французскому королю Людовику XV, и знаменитому полководцу Морицу Саксонскому. 
Пушкин говорит уже о своем современнике Жане Лепаже (племяннике Пьера). У него заказывали оружие несколько правителей Франции: Людовик XVI, Наполеон (сначала консул, затем император), Людовик XVIII. Даже во времена Великой французской революции без Лепажа не обошлось — во время взятия Бастилии и Июльской революции 1830 года его оружие раздавали народу. И Ленский «выбрал» для дуэли пистолеты фирмы, которая выпускала качественное и роскошное оружие. Такие же были и у самого Александра Пушкина. Считается, что пару пистолетов изготовили для Пушкина по его заказу незадолго до дуэли с Дантесом.

Источник: КУЛЬТУРА.РФ. Автор: Софья Багдасарова